Sous ton regard – Под твоим взглядом (книга о Грегори) - перевод (часть 14)

30.08.2012


 

Мы вновь подготовили для вас перевод книги Лоранс Лемаршаль Sous ton regard - "Под твоим взглядом".  В этой статье вас ожидает новый фрагмент четвертой главы.
Напоминаем, что все части перевода книги в хронологическом порядке вы можете легко прочитать при помощи специального тэга Sous ton regard.

Ссылка на  Начало Главы 4

(...продолжение...)
 

Первым человеком, с которым они познакомились, был руководитель проекта, который должен был полностью отвечать за работу с Грегори в рамках лейбла Mercury. Такой большой медвежонок, лысый и с честным, открытым взглядом. А звали его Оливье. Оливье Оттен. До этого он уже работал с Сильви Вартан, Каложеро, Флораном Паньи, Зази и Марком Лавуаном. И он сам вызвался заниматься карьерой нашего сына, после того, как заметил его на Стар Ак. Между ними с самого первого дня зародилась прекрасная дружба. Грег с самого начала полностью ему доверился, Оливье стал не просто его другом, но и главным советчиком, проводником. Они ничего не могли скрыть друг от друга. Одного короткого взгляда, одной интонации голоса по телефону им было достаточно, чтобы понять друг друга – как в хорошие, так и в тяжелые моменты. Мне кажется, Оливье от Грега частенько доставалось – он всякого с ним повидал. Например, Грегори был вполне способен пригласить приятеля прийти к нам на ужин такими словами: «Кстати, а ты не можешь по дороге сделать за меня покупки и принести мне газету L’Equipe?». Ну а Оливье тоже в долгу никогда не оставался. Однажды Грегори в рамках промо должен был участвовать в передаче Hit Machine на канале M6. Накануне вечером Оливье звонит ему и предупреждает:
- Завтра в студии вы будете выступать дуэтом с певцом Амином, но часть твоих строчек будет на арабском языке. Сейчас я тебе пришлю текст, у тебя как раз есть целый вечер, чтобы его выучить!

 

***

На следующее утро Грег ему перезванивает. Он провел за этим текстом всю ночь и уже начал как-то сомневаться, что у него получится. Оливье чуть не умер от смеха. Ну разумеется, история с дуэтом – это была его выдумка. Грег целых полчаса провисел на трубке, изобретая для него различные ругательства…
В определенный момент у Оливье возникли трудности с Mercury. Грег не колебался ни одной секунды:
- Ну раз ты уходишь оттуда, то давай ты станешь моим личным менеджером?
Оглядываясь назад, я понимаю, что кроме Пьера Оливье был единственным человеком, который мог действительно каждый день поддерживать и помогать Грегори. Они по-настоящему любили друг друга. И мы тоже бесконечно любим Оливье. Он всегда рядом, всегда с нами, он дает нам советы, выслушивает нас, оберегает нас. Он занимает очень важное место в наших сердцах и в Ассоциации имени Грегори Лемаршаля, где он является вице-президентом. Он тоже дал клятву Грегори, что будет бороться до конца. Он часто говорит мне, что не имеет права сломаться и поддаться отчаянию, потому что он знает, что иначе Грег спустится с небес, чтобы «как следует наподдать ему по заднице»!

И в тот январский день в студии Universal именно Оливье представил Пьера и Грега всей команде, начиная с Санти, президента Mercury, который приветствовал Грегори громогласным возгласом «Добро пожаловать в наш клан!». Эти слова очень много значили для нашего сына. Он входил в свою вторую семью, в которой единственной движущей силой, единственной страстью была музыка. Ему также не терпелось поскорее снова увидеться с Иваном Кассаром. С ним они постепенно учились приручать друг друга, доверять друг другу. Каждый раз, когда Грегори пел, он искал в глазах Ивана признаки одобрения. Он не гонялся за лестью и похвалами, нет, но просто ему было важно сделать так, чтобы Иван был доволен. Мне кажется, Иван тоже был очень сильно привязан к Грегу. Он всегда говорил, что с Грегори было невероятно легко существовать рядом и работать, а далеко не с каждым певцом так происходит. Однажды Иван Кассар, как будто даже стесняясь, предложил ему песню.
- У меня есть текст Марка Леви для тебя, а я написал музыку…
- Давай, напой мне ее!
Как только Иван начал напевать Je t’écris, лицо Грегори осветила широкая улыбка. И неожиданно, в самом конце композиции, Иван вдруг ударился во все тяжкие на пианино, и прекрасная медленная баллада резко преобразовалась в дикую, ритмичную эпопею. Грегори был счастлив до безумия, он уже так и видел себя, исполняющим эту песню: «Как же это будет гениально на сцене!».
Многие из этих моментов я прожила лишь по рассказам. Чаще всего Грегори был в Париже вдвоем с отцом, а мы оставались нашей женской компанией в Сонназе. Но мы созванивались каждый день и рассказывали друг другу все новости. Он снял маленькую квартирку в пятом округе всего в сотне метров от Universal. На этот раз мой сын действительно по-настоящему покинул семейное гнездышко. Но я не слишком сильно волновалась за него, я знала, что он в хорошей форме и что он только расцветал и чувствовал себя лучше благодаря этой работе. И особенно меня успокоило то, что я видела – он строго следит за своим образом жизни и соблюдает все предписания. Перед записью альбома он в течение двух недель проходил курс лечения антибиотиками, чтобы «перезалить бак», как он любил говорить. И хотя жаворонком его трудно было назвать, он специально вставал пораньше, чтобы пройти сеанс кинезитерапии, прежде чем идти петь.
В студии их взаимопонимание с Иваном Кассаром и Бертраном Ламбло ощущалось во всем. Я присутствовала на записи всего два раза, но я видела, что Грег никогда не был доволен своим пением. Он мог до остервенения пытаться переделать одну и ту же строчку в течение получаса, что приводило порой к очень забавным диалогам.
Иван: Все, готово, отлично получилось!
Грег: Нет, мне она по-прежнему не нравится, начинаем заново…
Иван: Вот еще! Тут я решаю, а я тебе говорю, что строчка вышла прекрасная!
Грег: Нет, я уверен, что могу сделать еще лучше!
Чаще всего лучше было уже некуда, и в итоге оставляли тот вариант, который предлагал Иван – а тот не упускал возможности подколоть Грега по этому поводу…
Еще даже до того, как они закончили запись первого альбома, Грегори его предупредил:
- Второй альбом мы тоже делаем вместе. А потом третий, и четвертый…
Иван целыми днями и ночами сидел над этим диском, чтобы закончить его в срок. И наступил момент, когда мы с командой Mercury должны были сделать выбор. Какую композицию выпустить первым синглом – ведь первый сингл самый важный, именно его с таким нетерпением ждут и поклонники, и критики. A corps perdu? Ecris l’histoire? Je deviens moi? У Паскаля Негра была своя идея на этот счет:
- Вот увидите, лучше всего сработает Ecris l’histoire
Конечно же, он не ошибся.

На съемках клипа Грегори было не по себе. Когда он приехал в кинотеатр Mac-Mahon в двух шагах от площади Звезды, техническая команда, фотографы и массовка были уже на месте. Чтобы расслабиться, Грег занялся тем, что ему удавалось лучше всего: пошел со всеми общаться. И если есть что-то, чем я горжусь, так это тем, что мой сын всегда твердо стоял на земле, он оставался в реальной жизни, в которой не было место звездной болезни, в которой он просто подходил к обычным людям и общался с ними на равных, не чувствуя никакой разницы.
Сценарий клипа был довольно простым: Грегори в кино с другими молодыми людьми своего возраста. Ему нравится девушка, она тоже небезразлична к нему. Обмен улыбками, влюбленные взгляды, и в итоге они целуются со всей страстью и в то же время со смущением, что так свойственно парочкам в этом возрасте. Ecris l’histoire – пиши историю… В пересказе это кажется очень простой задачей, но зная Грегори, я не уверена, что он чувствовал себя комфортно на таких съемках. Но к счастью, эта симпатичная блондинка – скромная и веселая – смогла придать ему уверенности. По словам Пьера, который присутствовал на съемочной площадке, наш сын вел себя, как настоящий профессионал, и даже согласился на четвертый и пятый дубли. Может, ему в итоге так понравилось, что он с ней еле расстался…
Но если без шуток, то Грегори действительно очень ответственно подошел к этим съемкам, и он постоянно хотел просмотреть сырой материал и все отснятые дубли. Обычно в том, что касается работы, он вообще любил вмешиваться абсолютно во все. И Оливье не мог выбрать лучшего дня, чтобы сделать ему самый прекрасный сюрприз.
Грег как раз находился в умелых руках Летисии – своей гримерши и сообщницы с самой Стар Академи, единственной, с кем он мог полностью расслабиться, чтобы, как он говорил, «спрятать мелкие неприятности» и замазать круги под глазами – когда Оливье прибыл к нему с большим конвертом в руках. Он открыл его и достал тот самый первый сингл. В тот момент исполнилось самое дорогое, самое заветное желание Грегори: он сможет увидеть себя в магазине, на обложке диска.
Он ударился в промо своего альбома с невероятным энтузиазмом, не зная меры и забыв про все ограничения. Он хотел ответить на все запросы об интервью, в любое время. Для него не существовало маленьких неизвестных газет или несущественной аудитории. Он был способен проехать сотни километров, чтобы поучаствовать в какой-нибудь программе на региональном радио. «Вы ничего не понимаете, ну и пусть у них всего несколько тысяч слушателей, зато из них хотя бы несколько человек, но откроют для себя мой альбом!» Он становился просто невыносим в этом своем рвении. А ведь нужно было, чтобы он все-таки был внимателен и берег себя. Ему нельзя было давать интервью рано утром, потому что у него в это время было лечение, ему нельзя было ездить в несколько длительных поездок подряд… И несмотря на огромное желание, ему пришлось отказаться от некоторых предложений и встреч в поддержку первого альбома. Чаще всего он все понимал, но все равно ворчал и дулся. А иногда и вовсе не желал ничего слышать. Упрямый, как осел!

***
 

Перевод – [info]petite_fee

Продолжение следует…