Реальность и нереальность происходящего

07.10.2012



Как ни парадоксально, но общину хилеров обнаружил в Венесуэле наш соотечественник – российский травматолог Алексей Алексеенко. В Венесуэле московского врача интересовала организация работы местных больниц. Во время посещения одной клиники выяснилось, что поблизости работают хилеры. Заинтригованный врач попросил устроить ему экскурсию.

Оказалось, что руководит группой хилеров сеньора Анна Мария Нуэстра. Она в молодости училась в Советском Союзе. Мало того, она окончила тот же медицинский вуз, что и сам Алексеенко. У них оказалось масса общих знакомых. Слово за слово, и Алексеенко разрешили присутствовать на операции.

Алексеенко поразило, что операционная хилеров практически ничем не отличается от обычных операционных. Тот же особый свет, белые простыни, аппараты искусственного дыхания, искусственного сердца.

Перед началом операции состоялся небольшой консилиум. Хилеры исследовали сломанную конечность пациента. Фигурировал при этом и рентгеновский снимок. Московский гость также принял участие в консилиуме. По его мнению, случай был весьма сложный – многооскольчатый перелом голеностопного сустава с подвывихом. Алексеенко сказал коллегам: «Лично я бы не взялся лечить сустав вслепую – предпочел бы вскрыть. Да и в этом случае, как мне кажется, не обойтись без костной пластинки и металлокерамики. При благоприятном исходе – пожизненная хромота». На что Анна Мария усмехнулась и сказала: «Ну что ж, смотрите».

Все было как обычно – яркий свет, белые халаты врачей, белая простыня на больном. Лишь у врачей не было инструментов в руках. Сначала пожилая мулатка погладила чудовищно распухшую ногу. Затем к ней присоединился усач латинос, по своему виду похожий на наркобарона из голливудского триллера. Вдвоем они очень нежно стали гладить и массировать ногу. И произошло чудо – на глазах Алексеенко гематома стала сама собой рассасываться, уменьшаясь в размере. Затем мулатка обхватила лодыжку, а Анна Мария начала словно бы пощипывать кожу. Затем ухватилась за кожу двумя руками и потянула в стороны. Кожа разъехалась, как пластилин. Крови почти не было, и выступающие капли операционная сестра быстро промокала салфеткой. Анна Мария продолжала двигать пальцами, разводя мышечные ткани в стороны. Наконец появились осколки костей. Мулатка стала держать концы, а Анна Мария в буквальном смысле принялась лепить кость, как будто это был пластилин. Она прикладывала осколки один к другому и на несколько секунд прижимала их. Кость при этом словно бы срасталась в единый монолит. Восстановив таким удивительным образом головку кости, она взялась за осколки костей голени. Тут ей на помощь пришел усач латинос – понадобилась мужская сила. Алексеенко отмечает, что по своему опыту знает: в подобных случаях, чтобы вправить сустав, нужны очень сильные руки. С характерным хрустом кости встали на место. Тут врачи (как пишет Алексеенко, у него язык не поворачивается назвать их знахарями) стали как бы замазывать линию разлома. Через пять минут линия исчезла. Далее Алексеенко пишет, что все это время, пока он стоял в операционной, его не покидало чувство нереальности происходящего. И в самом деле, весь предыдущий опыт врача протестует против такой реальности. Но реальность эта все же существует!


Вас заинтересует