«Боли не чувствую»

09.10.2012


«Что нам до далекой Бразилии и Венесуэлы, – может воскликнуть читатель, – болеем то мы сами, и у себя на родине». А ведь хилеры существуют не только в экзотических странах. Оказывается, есть хилеры и у нас. Много лет назад мне довелось побывать на съезде народных целителей России. Мероприятие, надо сказать, весьма помпезное. Оно было устроено в Москве, в Доме культуры железнодорожников на Комсомольской площади. Об этом сооружении писали Ильф и Петров в «Двенадцати стульях». Будто бы этот дворец был выстроен на деньги мадам Петуховой. После перестройки в этом дворце, выдержанном в лучших традициях сталинской архитектуры, проходили съезды народных целителей. В президиуме сидел батюшка в рясе и с массивным крестом. Там же восседали заслуженные профессора от медицины, поддерживающие целительство. Там же находились и зарубежные гости. Сибиряк Андрей Затеев демонстрировал свои умения перед всей этой честной компанией. Затеев в своем кратком обращении к съезду сказал, что на него произвел в свое время большое впечатление Ариго – бразильский целитель, делающий операции без наркоза на открытом воздухе. Вдохновленный примером Ариго, Затеев сказал сам себе: «Он может, так почему я не могу?» И стал… сам проводить подобные операции.

Далее Затеев пригласил на сцену мужчину. Попросил снять его рубашку. На груди виднелась парочка опухолевидных образований. Затеев как раз поставил мужчину рядом со столом президиума, и сидевшие там могли вблизи наблюдать, что происходит. Целитель вынул скальпель, показал его зрительному залу и президиуму и… бросил на пыльный ковер, покрывающий сцену, по которому прошла не одна пара ног. Затем Затеев поднял скальпель и со словами «никакой антисептики» сделал им разрез на груди у мужчины. Закапала кровь. Мужчине дали в руки микрофон и попросили озвучивать ощущения. «Боли не чувствую», – рапортовал он. Когда же Затеев засунул пальцы в разрез и стал ими как бы выковыривать опухоль, мужчина произнес: «Как будто муха ползает». Как говорится, «муха ползала недолго». В следующее мгновение Затеев держал в руке опухоль и демонстрировал ее зрительному залу. И уже в микрофон, который держал для него оперируемый, стал говорить, что опухоль легко отделяется от здоровой ткани просто пальцами. Далее Затеев взял скотч, приклеил его к столу президиума, отрезал кусок и залепил этим куском рану. Крови было мало. Мужчина чувствовал себя хорошо. «Завтра на этом месте будет небольшой рубец, – пообещал Затеев. – Никакого сепсиса и послеоперационного шока не будет. Все мы сможем в этом убедиться, пригласив моего пациента на завтрашнее заседание».

После того как смолкли долгие и продолжительные овации в зале, из за стола президиума поднялся бледный человек. Взяв микрофон, он сказал: «Все, что происходило здесь на наших глазах, незаконно и преступно. Весь мой опыт врача восстает против этого». Оказалось, что этим бледным человеком был президент народных целителей России, профессор Ромашов. После того как профессор высказал свое «фи» Затееву и залу, он покинул президиум и удалился. Вслед за ним взял слово батюшка. Он сказал: «Без воли Господа человек не может выздороветь; ибо болезнь дается за грехи наши» – и тоже, положив микрофон на стол, степенно удалился.

Тогда на сцену выскочил невысокий лысоватый человек. Как выяснилось впоследствии, им оказался Яков Гальперин. Он предложил переизбрать президента ассоциации народных целителей Ромашова за некорректное поведение. Зал единогласно поддержал это предложение и избрал самого Гальперина президентом.

Вот так разошлись дороги целителей и медиков в России.


Вас заинтересует