CURT

30.08.2012


Доводилось ли вам во времена угасающей царской России и паровых двигателей пройтись по каналам сепиоидным вдоль университетов, библиотек и театров в одной лодке с Чеховым, самим Антоном Павловичем, держащимся за штурвалом столь уверенно?
По обыкновению моего восприятия, все окутано разводами выделений каракатицы, за исключением синих рам балетной школы, да и город уже пустеет, стекла трескаются и мутнеют.

(10.11)

…Чуть более причудливо, и оттого чудно’, изогнулись горбатые спины мостов Петербурга. По-амстердамски играючи ведет себя не толпа, а уважительно – публика. И, как всегда, я пытаюсь отыскать свое место среди витрин (банкеток, лож, думок, перьев, дамского тонкого смеха, кружев, кокетства), неловко в них заглядывая (показательные жизни чужие, забав 1829). В глади Мойки я увидел отражение лица женского (чего ожидал, но боялся, будь исход иной). Ни в коем случае я не пытался дать оценку ее внешности, но я слышал (а может просто был убежден/знал всегда): она была настолько красива, что ее не боялись дети…

(07.12)

Ff8t6y5lnls (466x700, 41Kb)

AXf9Pj970u4 (404x500, 31Kb)