часть тридцать вторая; обязательная

30.08.2012


всё. такое просто слово, вызывающие в человеке миллион и одну эмоцию, а может того и больше. снова прозой, снова куда-то понесло. un cher ami, я очень прошу простить меня, за все те ошибки, что я совершил чуть давеча. я тогда ещё понятия не имел, что такое истинна и существует ли она вообще. я видел свет, видел тьму, и пытался отличить добро от зла. выходило не всегда верно, ну мы же ограниченны рационально, понимаешь о чём я? так же, извиняюсь за письма. слишком частые, да? mon ami, ты же понимаешь, что без этих сумасшедших строк - я тухну как лучина на окне в самый тёмный час. а если я гасну - никто не приходит зажечь, вот и получается, что я совсем один.
я не жалуюсь, мне так даже лучше, но... но хотелось, чтобы хотя бы тлела. уже весна на дворе, а мы никак не встретимся, сколько лет? я напоминаю себе, Ставрогина, или нет, слишком силён он. а я наверное, Шатов, бедный и жалкий. с тупой верой и постоянной горячкой. хотя, может и нет, Лебядкин, тоже капитан - и я капитан. правда я - космолёта, который внутри меня рвёться наружу. в общем, я так и не понял ещё, кто я в самом деле, но la gentille, я обязательно найду.

и тебя

и себя

в общем, нас.

спасибо, что прочитал un cher ami.
я очень буду скучать,
sur cela tout.

Di.