часть двадцать девятая; ядерная

30.08.2012


моё настроение шкалит, как датчики на аэс. такое чувство, что скоро случится второй чернобыль. и тогда всё, чем я дорожил умрёт незамедлительно. мои ощущения притупились и совсем не хотят вернуться в исходную точку. к тому месту где - "мы" ещё было чем-то ценным, где "вдох" был более жадным и более нужным. сейчас мне ничего не нужно, сейчас мне хочется лечь и забыть, что я на самом деле есть. мне никак. слова, которые так часто повторяются многими и так часто трактуются не верно. потому что многим, только кажется, только мерещиться ещё это состояние. ведь в нём в самом деле ничего нет. ни-че-го.
я обещал себе, что всегда буду хранить любовь внутри себя. но кажется, представляете, она ушла от меня. я сам не верю в эти слова, как раньше не верил в то, что её можно предать, растоптать, уничтожить всего за несколько секунд. а ведь прошло уже столько лет, так много воды утекло - сказал бы умный человек. а я говорю, что на моей реке кто-то построил дамбу. и моя река стала обычным озером, или как там это называется. водохранилище вроде, да. только я хотел совсем не этого, я думал, что всегда буду плыть\лететь\мечтать. да так, что горы будут не просто касаться небосвода, а пробивать его и достигать ещё не видимых высот.
я знаю, что мы все совершаем ошибки и живём с ними дальше, только вот я не хочу жить так как мне сулит судьба. ведь в данный момент у придорожного камня больше чувств, чем у меня. я не знаю, кто я и зачем сюда пришёл, я не знаю чего я смогу добиться, если ничего не измениться, если как раньше не увижу какой-то столь нужный мне в данный момент знак. и знаю, что никто из вас мне даже намёком не сможет сказать куда мне надо смотреть и что нужно сделать, чтобы стало хоть на мгновение легче. я перестал писать красивые слова, я перестал делать из ничего - всё. у меня теперь всего - ни-че-го. это слово внутри меня. меня - нет. хотя знаете, я кажется понимаю, почему ... я, наверно, сдался, и перестал искать. потому что меня добили, как смертельно раненного и чтобы облегчить мне муки - пристрелили. а ведь шанс спасти есть всегда, пока сердце бьётся - оно живое. я не слышу стук, я пытаюсь реанимировать, но все мои старания в пустую. меня убедили - что я такой же, как и все, обычный, самый обычный. я перестал собой гордиться, я перестал себя любить, я стал думать что всё то, что я считаю хорошим - плохое, что всё что делал - причинял боль. меня убедили, что я - никто.

я отчего-то весь дрожу, но да, я же только с балкона. там такой воздух холодный и чистый, что кажется будто дышу.