4 марта 2012 года. Интервью протоиерея Всеволода Чаплина по поводу панк-феминисток

30.08.2012


pravmir.ru/protoierej-vsevo...turemnogo/

В настояший  момент  ряд  "либеральных"  СМИ  нередко  лукаво  пытается   изобразить  дело так, будто бы в достаточно суровом судебном приговоре  панк-феминисткам (осуждении их на два года тюремного заключения) "виноваты" церковные деятели. Как будто судебные решения принимает Церковь!? На самом же деле  "жестокие церковники" с самого начала ясно выступали против тюремного заключения хулиганок-феминисток. Предлагалось найти другие формы наказания и общественного осуждения, которые могли бы  послужить исправлению этих активисток (и одновременно одураченных жертв)  "культуры смерти" - например, послать их убирать территорию храма и т.п.  См., например,  данное интервью протоиерея Всеволода Чаплина, сделанное еще 4  марта  2012 г.
--------------------------------------------------------------------------

 

 

3 марта были задержаны полицией участницы панк-феминисткой группы, 21 февраля «выступившие» на солее храма Христа Спасителя с номером, содержащим оскорбления в адрес Патриарха, клириков Русской Православной Церкви и В. В. Путина. Многие верующие оценили выходку как кощунство. Сами девушки назвали свое выступление «панк-молебном».   

Какого наказания заслуживают участницы группы?

Комментирует председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Русской Православной Церкви протоиерей Всеволод Чаплин:

 Само их задержание поможет истребить иллюзию безнаказанности. И теперь совершенное преступление (а я уверен, что это именно преступление) должно быть изобличено и осуждено на уровне решения судебной власти. Надеюсь, что правоохранители и общество осознают огромную опасность этого преступления, разделяющего людей и провоцирующего их на жесткие ответные действия, способное разрушить гражданский мир, столкнуть друг с другом огромное количество людей. Именно этим такого рода преступления опасны.

Само же наказание может быть достаточно мягким. Можно на первый раз проявить милосердие. Не думаю, что достигнет воспитательной цели тюремное заключение, а вот общественно-полезные работы — вполне, да и условное наказание и серьезный штраф тоже.

Думаю, что участницам группы было бы неплохо совершить какие-то добрые дела для храмов, для ближних, для общества в целом, причем хорошо бы, если бы они это сделали не по принуждению, а сами. Самое главное: общество должно помочь им измениться. А измениться они должны, и покаяние должно быть деятельным — без этого для них закрыты двери и вечной жизни, и счастливой жизни здесь, на земле.